АДВОКАТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ПАРТНЕРЫ И КОЛЛЕГИ

КАЛЕНДАРЬ

ТЭГИ

адвокат адвокатская деятельность Дмитрий Бахарев защита в суде защита на предварительном следствии защитник адвокат Бахарев Раменское адвокатура полковник Квачков уголовный процесс суд убийство адвокатские услуги адвокат Д.С. Бахарев суд присяжных представительство в суде полковник Хабаров православие адвокатская монополия полиция история Адвокат Дмитрий Бахарев Верховный суд РФ болотная оппозиция уголовное дело приморские партизаны Россия Буданов адвокатская тайна Северный Кавказ арест Клуб "Опричник" задержание БОРН митинские милиционеры Московский городской суд Чечня лишение свободы Славянский Союз политика Сагра НСО-Север экстремизм Боевая Организация Русских Националистов ФПА РФ прения сторон Государственная Дума политический заключенный СИЗО коррупция правосудие СК РФ Славянская Сила ВС РФ вооружённый мятеж Мосгорсуд США ножевой бой защита от уголовного преследования свидетель УПК РФ Владивосток защита прав гастарбайтеры ретро хулиганство гражданский процесс Санкт-Петербург оглашение приговора дело СПАСа Дагестан ЭПО "РУССКИЕ" Минобороны РФ Формат-18 уголовная ответственность ст. 282 УК РФ законопроект стрельба экстрадиция штраф Стража Руси юриспруденция Конституционный Суд РФ террористический акт Минск война ювенальная юстиция Имперская Партия Сербия Украина мошенничество ГД РФ МВД РФ приватизация Москва МКА "ЭГИДА" Белгород терроризм однополые браки уголовное право тактика стрельбы юридические услуги массовые беспорядки Русские Содом и Гоморра подозреваемый национализм Dmitry Bakharev марш-бросок оправдательный приговор защитник Дмитрий Бахарев прекращение уголовного дела ислам юрист правоохранительные органы Русский Образ СССР Школа Ножевого Боя "Взмах" юридическая помощь арбитраж криминал Великий Пост преступность РПЦ УК РФ усыновление Зюзинский районный суд дело Рюхина приговор ФСБ РФ Страстная седмица Белград уголовное правосудие примирение сторон адвокат Бахарев Дмитрий Сергеевич Киров допрос незаконная миграция обыск Франция последнее слово Русская пробежка адвокатский запрос Генеральная прокуратура РФ экстремистское сообщество КоАП РФ исковое заявление Германия пытки

Яндекс.Метрика

Интервью Президента РФ Путина В.В. французскому еженедельнику «Пари-матч». 6 июля 2000 года.

Интервью Президента РФ Путина В.В. французскому еженедельнику «Пари-матч».  6 июля 2000 года.

27 Июля 2013

М.ХАЛЬТЕР: Сегодня всех на Западе интересуют два вопроса: Чечня и Ваша персона. Вы рассказывали, что в молодости хотели быть тайным агентом, то есть, говоря по-русски, разведчиком. Это правда?

В.ПУТИН: Я действительно хотел работать в разведке.

М.ХАЛЬТЕР: И потом вы работали там в течение 16 лет. Каким для вас было это время: интересным или не очень?

В.ПУТИН: Во-первых, работа в органах внешней разведки в советское время считалась очень почетной и элитарной.

М.ХАЛЬТЕР: И не было никакого разочарования?

В.ПУТИН: Нет, не было. Было, скорее, некоторое удивление, особенно когда я приехал в Восточную Германию. У нас уже начались процессы перестройки, переосмысления многих постулатов коммунистической идеологии. А там я как будто бы вернулся на 20 лет назад.

М.ХАЛЬТЕР: У вас остается время на чтение книг?

В.ПУТИН: Вот Набокова недавно читал. И классику российскую читаю с удовольствием, особенно Достоевского и Толстого. Люблю Хемингуэя. В свое время с удовольствием прочитал Сент-Экзюпери. Причем «Маленького принца» учил наизусть.

М.ХАЛЬТЕР: А Александр Дюма?

В.ПУТИН: Я зачитывался в свое время Дюма. В один момент я даже решил, что сошел с ума (смех). Более того, когда я закончил читать все множество томов его произведений, наступила какая-то пустота, полная опустошенность. Я не знал, за что мне еще взяться, потому что мне совсем ничего не было интересно, кроме как чтение этих книг.

М.ХАЛЬТЕР: Это верно. Он был несколько раз в России и писал о России. Он любил Россию. Так вот, он сказал, что человек, который сидит здесь, в Кремле, через несколько месяцев пребывания в нем уже не видит, как живет народ в России. Он говорил примерно так: «Вот сидит в Кремле президент или царь. Что он видит из своего окна? Ничего».

В.ПУТИН: Я считаю, что он абсолютно прав. Причем это касается не только тех людей, которые сидят в Кремле, но и всех людей, которые находятся на определенном уровне государственного руководства, потому что самая большая беда – и в личном, и в профессиональном плане – пребывания на высоких государственных постах состоит в очень высокой степени изоляции. Степень ответственности так велика, что можно замкнуться исключительно на чтении бумаг и на общении с помощниками.

М.ХАЛЬТЕР: Как Вы собираетесь закончить войну в Чечне?

В.ПУТИН: Мы ее уже закончили. Там уже нет войны.

М.ХАЛЬТЕР: Однако в Чечне по-прежнему продолжают гибнуть люди.

В.ПУТИН: С этим трудно не согласиться, но это уже не война.

М.ХАЛЬТЕР: И что же это?

В.ПУТИН: Это контртеррористическая операция, точнее сказать спецоперация. Я еще мог бы согласиться, что на начальном этапе конфликта ее можно было бы квалифицировать как войну, потому что шли крупномасштабные боевые действия.

М.ХАЛЬТЕР: Да, да...

В.ПУТИН: Но я должен вам сказать, что если бы не было нападения на Дагестан летом прошлого года, то ничего бы не было, потому что Россия была абсолютно не готова, и, что самое главное, она не хотела ни войны, ни какого-либо кровопролития. Россия как бы смирилась с тем позором, который она переживала последние три года. А Россия переживала годы позора, потому что она, во-первых, бросила там своих людей на произвол судьбы. А, по сути, в последние годы на территории Чечни мы наблюдали широкомасштабный геноцид в отношении русского народа, в отношении русскоязычного населения. К сожалению, на это никто не реагировал. Никто не реагировал даже на набеги на российскую территорию, которые осуществлялись все эти годы. Власть не реагировала на массовые похищения людей. Вы знаете, что число похищенных людей в Чечне составило около двух тысяч человек! Интересы экстремистов не имели ничего общего с интересами чеченского народа. В республике начались похищения чеченцами чеченцев, чего в истории Чечни раньше никогда не было.

М.ХАЛЬТЕР: Я помню своего хорошего друга Ицхака Рабина, смерть которого стала тяжелой утратой для меня. Так вот, он мне часто говорил, что никогда не станет говорить с Арафатом, однако они все-таки встретились у меня дома.

В.ПУТИН: Позвольте вам напомнить, что чеченский народ использовали, использовали его стремление к независимости... Поэтому, когда Вы меня спрашиваете, что делать с чеченцами, я Вам скажу, что с чеченцами мы будем договариваться.

М.ХАЛЬТЕР: Владимир Владимирович, каких чеченцев Вы имеете в виду?

В.ПУТИН: Сегодня, Вы знаете, главой администрации Чечни назначен муфтий Кадыров, который в первую чеченскую войну воевал против России с оружием в руках. Он воевал на стороне первого президента Чечни Дудаева. Скажу вам откровенно, решение о его назначении на пост руководителя республики было для меня непростым. И в России по-разному отнеслись к этому назначению. И от меня потребовался определенный личный политический ресурс. Принимая это решение, я опирался на кредит доверия, выданный мне населением России.

М.ХАЛЬТЕР: Вы сказали, что есть муфтий и есть еще какие-то чеченские лидеры, которые готовы к диалогу с Москвой. Кто они?

В.ПУТИН: Вы, наверное, слышали, как три полевых командира заявили о том, что они вместе со своими отрядами складывают оружие, и призвали остальных последовать их примеру. Мы готовы к мирному диалогу. Мы же не загоняем людей, как крыс, в угол. Мы предложили выход даже для тех, кто воевал с оружием в руках. По сути, я был инициатором закона об амнистии.

М.ХАЛЬТЕР: Каким вам видится политическое будущее Чечни? Будет ли это автономия, которая со временем получит независимость, или речь может идти только об автономии?

В.ПУТИН: Знаете, до 1996 года Россия юридически не признавала независимость Чечни, но де-факто Чечня была абсолютно независимой, Вы это знаете. Там был избран свой Президент, принята своя Конституция, оттуда ушли все наши войска, были демонтированы милицейские части, суды и прокуратура, все... Но свободная Чечня превратилась в плацдарм для нападения на Россию, а это мы уже не могли допустить. Поэтому сегодня можно сказать, что Чечня была, есть и будет составной частью Российской Федерации, субъектом Российской Федерации, но при этом было бы грубой ошибкой подавлять стремление части чеченского народа к автономии. И современное человечество выработало огромную палитру возможностей автономизации в рамках единого государства.

М.ХАЛЬТЕР: Отсутствие идеологии восполняется религией: люди не могут жить без веры и надежды.

В.ПУТИН: Но ведь религия – это тоже идеология.

М.ХАЛЬТЕР: Верно, но раньше были нерелигиозные идеологии, которые, конечно, тоже были религиями, но все-таки это были религии без Бога. Богом был человек. Но сегодня есть Бог. И я об этом говорил с Папой.

В.ПУТИН: Мы с ним также недавно встречались.

М.ХАЛЬТЕР: Так вот, по мнению Папы, существует единственная опасность, что христиане, господствующие в мире, будут сметены экстремистски настроенными мусульманами. Сегодня христианство, вовлеченное в демократическую систему, все же отделено от государства.

В.ПУТИН: Я знаю, я разговаривал с главой Ватикана, и он мне рассказал, что делают исламские экстремисты с представителями Святого престола в Алжире – то же самое, что делали экстремисты в Чечне с русскими.

М.ХАЛЬТЕР: По вашим словам, Россия – это форпост на пути экспансии мусульманского экстремизма. Я говорю не только о Чечне, но и о Киргизии, Таджикистане и Афганистане.

В.ПУТИН: Я рад от Вас слышать, что российские солдаты сегодня находятся на переднем крае борьбы с исламским экстремизмом. Это действительно так. К сожалению, это мало кто замечает. Сегодня мы являемся свидетелями создания некоего экстремистского интернационала по так называемой дуге нестабильности – начиная от Филиппин и кончая Косово. Это очень опасно и для Европы, в первую очередь, потому что там большое количество мусульманского населения. Люди, которые прикрываются исламом как религией для достижения своих провокационных и террористических целей, компрометируют ислам. Но ислам – религия мирных и порядочных людей. В чем здесь проблема? Ведь Вы знаете, одна из экстремистских организаций, которую возглавляет известный террорист номер один в мире Усама бен Ладен, – Международный исламский фронт, по-моему – ставит своей задачей создание исламского халифата, Соединенных штатов ислама, в которые должен войти и ряд исламских государств, и некоторые центральноазиатские республики бывшего СССР, которые вы уже упоминали, и часть современной территории РФ. Таковы их фашистские планы. Я называю их фашистскими, поскольку они призывают к созданию объединенного фронта борьбы против евреев и «крестоносцев», как они нас с вами называют. Это действительно международный террористический интернационал. И в этом смысле Россия стоит на переднем крае борьбы с этим международным терроризмом. И по большому счету Европа нам должна быть за это благодарна и поклониться в ноги за то, что мы боремся с ним – пока, к сожалению, в одиночку.

М.ХАЛЬТЕР: Что Вы предлагаете как средство борьбы с религиозным экстремизмом?

В.ПУТИН: Вы знаете, здесь есть только одно средство – повышение благосостояния мусульманского населения или мусульманских стран в целом и внедрение общечеловеческих ценностей. Все остальное – это продолжение этих двух составляющих. В принципе тот религиозный экстремизм, с которым мы столкнулись, например, на Северном Кавказе, основан на квазикоммунистических идеях о необходимости перераспределения богатств и борьбы за лучшее справедливое будущее. Когда человек беден, ему очень легко вдолбить идею о всеобщем равенстве, чем и пользуются религиозные экстремисты, о которых мы с вами говорили. Поэтому нужно действовать вышеупомянутыми методами и средствами.

М.ХАЛЬТЕР: У Вас есть возможность быть Президентом прекрасной страны, прекрасного народа, который никогда не видел демократии, никогда не знал свободы, но он тоже чего-то же ждет от вас. Какими программами Вы располагаете для него? Есть ли у вас программа борьбы с коррупцией, перераспределения богатств?

В.ПУТИН: По сути, задавая этот вопрос, Вы сами и дали на него ответ. Есть два основных направления деятельности: это борьба с бедностью и коррупцией. Достижению этих целей должны быть подчинены все действия и Президента, и Правительства. Мы не сможем побороть коррупцию, если не сможем развивать демократические институты гражданского общества. Речь идет о свободе прессы, свободе вероисповедания, устойчивых политических движениях и партиях. Это соблюдение принципа разделения властей и хорошо развитая, эффективно функционирующая судебная система. Когда я говорю о сильном государстве, я имею в виду эффективно функционирующее государство. Разумеется, это должно сопровождаться укреплением институтов рыночной экономики. И вот то, что Вы сказали, а именно: забрать у богатых и отдать бедным – это самое ужасное из того, что можно сделать. Наоборот, мы должны укрепить институт собственности и создать у любого собственника – у мелкого ли, у крупного – абсолютное чувство уверенности в том, что он не только сохранит свою собственность, но и сможет ее преумножать, пользоваться и распоряжаться ею в Российской Федерации.

М.ХАЛЬТЕР: Помнится, Вы сказали однажды, что в генах каждого россиянина присутствует любовь к централизованной власти, не правда ли? В этой связи я хотел бы спросить, есть ли в генах наших российских друзей любовь к демократии?

В.ПУТИН: Я этого не говорил, но думаю, что централизованная власть и демократия – понятия, которые не противоречат друг другу.

М.ХАЛЬТЕР: И как вы видите эту «непротиворечивость»?

В.ПУТИН: Ну, возьмем любую страну, например Францию, ведь Франция – это централизованное государство? Более того, в отличие от России Франция не федеративное, а унитарное государство. Оно более централизованное, чем Россия. И разве можно отказать Франции в том, что она является государством демократическим? Вы правильно сказали, что Россия жила сначала в условиях царизма, потом коммунизма. И вполне естественно, что все эти демократические институты внедряются постепенно. И они встречают не только понимание и поддержку в российском обществе. Большинство российских граждан дорожат своими демократическими институтами. Уверен, что они крепко укоренились на российской почве и будут развиваться.

М.ХАЛЬТЕР: Вы пригласили Папу в Москву?

В.ПУТИН: Если Папа приедет в Россию и у него не состоится встреча с Патриархом, это будет скандал. Зачем нам визит на фоне скандала? Это не будет способствовать сближению наших позиций. Папа – умный человек, он все прекрасно понимает.

М.ХАЛЬТЕР: Как вы относитесь к французам, которые пишут о вас?

В.ПУТИН: Говорить о том, доволен я или недоволен тем, как французы пишут обо мне, не имеет смысла. Меня гораздо больше волнует вопрос, что они думают обо мне, поскольку не всегда то, что о тебе пишут, совпадает с тем, что о тебе думают, особенно широкие массы населения.


Источник:  http://archive.kremlin.ru/appears/2000/07/06/0000_type63379_125007.shtml

Возврат к списку

СЛУЧАЙНОЕ ФОТО

СЛУЧАЙНОЕ ВИДЕО