АДВОКАТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ПАРТНЕРЫ И КОЛЛЕГИ

КАЛЕНДАРЬ

ТЭГИ

адвокат адвокатская деятельность Дмитрий Бахарев защита в суде защита на предварительном следствии защитник адвокат Бахарев адвокатура Раменское полковник Квачков уголовный процесс убийство суд адвокатские услуги адвокат Д.С. Бахарев представительство в суде суд присяжных полковник Хабаров православие адвокатская монополия полиция история Верховный суд РФ болотная оппозиция уголовное дело приморские партизаны Россия Буданов адвокатская тайна Северный Кавказ арест Клуб "Опричник" задержание БОРН митинские милиционеры Московский городской суд Чечня Славянский Союз политика Сагра лишение свободы НСО-Север Боевая Организация Русских Националистов прения сторон Государственная Дума экстремизм политический заключенный коррупция ФПА РФ Адвокат Дмитрий Бахарев правосудие СК РФ Славянская Сила СИЗО вооружённый мятеж США Мосгорсуд ножевой бой защита от уголовного преследования ВС РФ УПК РФ защита прав Владивосток гастарбайтеры хулиганство ретро Санкт-Петербург свидетель оглашение приговора гражданский процесс дело СПАСа Дагестан уголовная ответственность ЭПО "РУССКИЕ" Формат-18 Минобороны РФ стрельба законопроект экстрадиция террористический акт Стража Руси штраф юриспруденция Минск война Имперская Партия Конституционный Суд РФ Украина мошенничество Сербия ювенальная юстиция ГД РФ терроризм уголовное право МВД РФ однополые браки Москва тактика стрельбы МКА "ЭГИДА" юридические услуги Белгород приватизация Русские подозреваемый Содом и Гоморра национализм марш-бросок Dmitry Bakharev массовые беспорядки юрист защитник Дмитрий Бахарев юридическая помощь прекращение уголовного дела правоохранительные органы ислам Школа Ножевого Боя "Взмах" Русский Образ СССР криминал арбитраж оправдательный приговор Великий Пост приговор РПЦ Зюзинский районный суд дело Рюхина ФСБ РФ уголовное правосудие Страстная седмица примирение сторон Белград усыновление незаконная миграция адвокат Бахарев Дмитрий Сергеевич обыск Киров допрос преступность Франция УК РФ адвокатский запрос Русская пробежка Генеральная прокуратура РФ судебная система пытки Германия КоАП РФ террористы административное правонарушение Карачаево-Черкесия

Яндекс.Метрика

Уголовное дело в отношении Б. по п. "а" ч. 3 ст. 163, п.п. "а,б" ч. 3 ст. 163, ст. 317, ст. 317, ч. 1 ст. 222 УК РФ.

Уголовное дело в отношении Б. по п. "а" ч. 3 ст. 163, п.п. "а,б" ч. 3 ст. 163, ст. 317, ст. 317, ч. 1 ст. 222 УК РФ.

28 Мая 2016

Выступление адвоката Бахарева Д. С. в прениях сторон в защиту Б-ва:

Уважаемые господа присяжные заседатели, участники процесса, уважаемый суд!

Как Вы помните, в самом начале нашего процесса, стороны вкратце высказывались по своей позиции, и мой подзащитный также пояснял своё отношение к предъявленному обвинению. Не отрицая имевшие место события, тем не менее, защита не была согласна тогда и не согласна сейчас с их трактовкой со стороны обвинения. Единственное, что не вызывало нареканий с нашей стороны, это обвинение в незаконном приобретение, хранение и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов.

Своё выступление я условно разделю на две части. Первую часть своего выступления я посвящу обвинению в совершение двух эпизодов вымогательства: в отношении потерпевшего К-ва и в отношении М-ва. Вторую часть - обвинению в совершении двух эпизодов посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов: Ш-на В. Д. и Б-ва В. В. Что касается предъявленного обвинения в совершении вымогательства, то здесь хотелось бы отметить следующее.

По эпизоду с К-ым:

Как показал сам потерпевший К-ёв, он никому должен не был, и когда жена ему сообщила о появление людей из коллекторского агентства, он расценил это, по его выражению, как «тупой наезд». Однако, в ходе дальнейшего допроса он пояснил, что у его бывшего работодателя О-ва с одним из клиентов с которым он работал, возник судебный спор, который он проиграл. О-ов в свою очередь пояснил, что К-ёв самовольно внёс изменения в проект без согласования с клиентом, в связи, с чем у К-ва возникли долговые обязательства перед фирмой и К-ёв это признавал и пообещал вернуть деньги, но в итоге пропал и ничего не вернул. По мнению защиты, данная ситуация свидетельствует о наличии долговых обязательств у потерпевшего, в чём он сам косвенно и признаётся. Так, после звонка К-ву Б-ва, который как сказал сам К-ёв, разговаривал с ним в более мягкой форме, чем предыдущий звонивший, он не обратился в полицию с заявлением о вымогательстве, а попросил паузу в две недели, чтобы разобраться в ситуации и в результате решил продать машину. В конечном итоге он сам отдал эту машину в счёт долга. При этом для Б-ова это была, по сути, возмездная сделка. К-ёв отдал машину Б-ову (на тот момент они ее оценили в 300.000 рублей), которой он и пользовался впоследствии, а Б-ов отдал О-ву причитающиеся ему 100.000 рублей, заняв часть из них у В-ва, а частью, добавив свои личные денежные средства. Как мы знаем из показаний К-ва, впоследствии эта машина была возвращена ему следователем, и он продал её за 95.000 рублей, то есть фактически К-ёв дважды продал одну и ту же машину, вернув при этом не только долг О-ву, но и заработав 95.000 рублей.

По эпизоду с М-ым:

В данном случае наличие долговых отношений имеет ещё более выраженный характер. Это подтверждается и показаниями П-ых, которые были допрошены в зале суда, и показаниями самого В-ва, показаниями Б-ва и В-ва. Договорами о переуступке права требования долга, заключённых между П-ым и В-ым, их оригиналы предъявлялись Вам стороной защиты. Подтверждается это записями аудиопереговоров, предоставленных самим М-ым, мы с Вами их вместе слушали в ходе судебного заседания.

Мои коллеги сказали, и ещё много скажут о наличии долговых отношений по этим двум эпизодам и приведут этому доказательства. Мне не хотелось бы повторяться, хочу только обратить Ваше внимание на основные моменты, имеющие значение для обоснования позиции защиты, поскольку, на мой взгляд, доказательств требования передачи именно ЧУЖОГО имущества или права на него, стороной обвинения представлено не было. И если в случае с потерпевшим К-ым об этом свидетельствуют такие доказательства, как показания О-ва, моего подзащитного, В-ва и в какой-то степени самого К-ва, как я уже об этом говорил, то в случае с М-ым о наличии долговых отношений свидетельствуют не только показания подсудимых и свидетелей, но и документы, подтверждающие право требования В-ым долга у М-ва.

Почему я так долго говорю о наличии долговых отношений по нашему делу? Ответ, в общем-то, очевиден: мой подзащитный обвиняется в совершении требования передачи именно ЧУЖОГО имущества, и именно это обстоятельство защита считает недоказанным.

Кроме того, мой подзащитный обвиняется в совершении требования передачи чужого имущества организованной группой. И данное обстоятельство, по мнению защиты, так же не было доказано. Что, собственно говоря, объединяло Б-ва с другими фигурантами? Ничего! Большую часть из них он даже толком и не знал. С К-ом, Н-ым, Ч-ым и Д-ом он виделся всего один раз, когда подъехал на встречу с ними вместе с В-ым и В-ым. Ни до этого, ни после они не виделись и не общались. С В-ым его объединяло общее место работы, где одним из руководителей был и В-ов. А с В-ым объединяло только то, что иногда тот ему давал определённые поручения по дому, где у В-ва проводились строительно-ремонтные работы. Кроме того, иногда по просьбе В-ва он подвозил его до нужного места, как это было и 13 декабря 2013 года. Все эти факты говорят о чём угодно, но не о наличии организованной группы. В своих показаниях, данных в суде Б-ов объясняет, почему слушал В-ва: боялся проблем на работе из-за В-ва, который имел определённый вес в организации, в которой работал сам Б-ов и о котором ходили слухи, что он является сотрудником ФСБ. При этом Б-ов пояснил, что один раз видел у него удостоверение, где было написано, что предъявителю этого удостоверения необходимо оказывать содействие.

Кроме того, мой подзащитный обвиняется в совершении двух эпизодов посягательства на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности.

Прежде чем я начну анализ доказательств по этим эпизодам, хотелось бы обратить Ваше внимание в принципе на то, что, по мнению защиты здесь является важным, а что второстепенным. Исходя из сути предъявленного обвинения, Б-ов должен был знать, что перед ним находятся сотрудники полиции и что они действуют в соответствии с законом и адекватно ситуации. Но знал ли он об этом и насколько правильно себя вели сотрудники полиции, вот в чём вопрос.

Хотелось бы немного высказаться относительно речи государственного обвинителя в той части, в которой это касается моего подзащитного. Так, опережая события, гособвинитель начала опровергать ещё не прозвучавшую версию защиты о якобы имевшем месте «крышевания» полицией потерпевшего М-ва и неправомерном поведении сотрудников полиции. Должен заметить следующее: если государственный обвинитель считает, что для такой версии есть основания, то это его право так считать, но я своё выступление постараюсь всё-таки построить на анализе фактов, а не на предположениях. Прокурор утверждает, что погибшие сотрудники ехали на рядовое задержание и не произвели ни одного выстрела, но дело в том, что это не совсем факт. До начала оперативного мероприятия сотрудниками полиции, в том числе и погибшими Б-ым и Ш-ым было получено табельное оружие. Их коллеги А-ев и Д-ик в ходе допроса в зале суда показали, что табельное оружие убитых до приезда следственно-оперативной группы забрал заместитель начальника 6 ОРЧ С-ов. Об этом же свидетельствуют и протоколы осмотра места происшествия, оглашённые в зале суда, в которых никоим образом не зафиксировано это табельное оружие, соответственно и оно не изучалось: мы не знаем, находилось ли это оружие в момент получения ранений в руках сотрудниках или в кобурах, производились ли из него выстрелы, сколько патрон было в магазине и находился ли патрон в патроннике. Согласно заключению экспертов № 13477 от 30.06.14 на куртках Б-ва (5 частиц продуктов выстрела) и Ш-на обнаружены частицы продуктов выстрела, а допрошенный в зале суда эксперт Б-ёв показал, что следы от выстрела у стреляющего остаются в любом случае, а у того в кого стреляют – остаются при расстоянии примерно в один метр. Насколько нами было установлено расстояние между сотрудниками полиции и стрелявшим в них человеком было более одного метра. А вот по поводу частиц продуктов выстрела на куртке Б-ва, эксперт (заключение экспертов № 13477 от 30.06.14) говорит следующее: «На куртке и толстовке гр-на Б-ва А. А. обнаружено, соответственно 3 и 1 частица продуктов выстрела класса «Соответствующие». Количество обнаруженных частиц не позволяет установить источник их возникновения и их наличие, вероятно, является следствием опосредованного переноса случайного характера. На джинсах гр-на Б-ва А. А. частиц продуктов выстрела в пределах чувствительности используемого метода не обнаружено». Таким образом, получается, как раз наоборот, нежели это было озвучено государственным обвинителем: стрелявший, по версии обвинения, Б-ов на своей одежде следов выстрелов не имеет, а не стрелявшие сотрудники полиции такие следы имеют. Уважаемые государственные обвинители мне, конечно, возразят, что продукты выстрелов на одежде погибших вызваны соприкосновением с травмирующим предметом - пулей. И это конечно возможно, но совсем не факт, а вот то, что на одежде Б-ва нет таких следов, либо такие следы имеют случайный характер – это факт, который сложно оспорить. Процитирую из этой экспертизы ещё один вывод и, наверное, уже больше к ней мы не вернёмся: «на куртке гр-на В-ва А. Г. обнаружено 18 частиц продуктов выстрела (из них 2 частицы класса «Характерные»), свидетельствующие о контакте с поверхностью или со средой, имеющими отношение к производству выстрела».

Знаете, выступая в суде по подобным делам, порой очень сложно, но очень важно не переступить очень тонкую грань и не свести всё к эмоциям, которые переполняют не только потерпевших и сторону обвинения. При этом цель защиты не опорочить кого-либо, а помочь суду, в данном случае Вам, уважаемые присяжные заседатели, взглянуть на дело максимально полно и объективно, потому что в справедливом решении заинтересованы все стороны, все участники процесса и всё наше общество в целом. Позиция моего подзащитного такова, что он не пытается как-то минимизировать свою вину в случившемся, об этом свидетельствуют его последовательные показания и на следствие, которые мы оглашали, и на суде, которые Вы сами слышали. Он готов нести ответ, но только за то, в чём действительно виноват. В своём выступление государственный обвинитель назвала его показания ложью от начала до конца. Но я уверен, что Вы разберетесь, где здесь ложь, а где, правда и примите справедливое решение.

Важно отметить то, с каким настроением ехал на встречу с М-ым мой подзащитный 13 декабря 2013 года. А настроение было сформировано под влиянием рассказа В-ва о расстреле четырёх молодых людей и о возможной причастности к этому М-ва. Сложно сказать, зачем и под влиянием чего В-ов рассказал это Б-ву и В-ву. Но, несомненно, на Б-ва это произвело впечатление. И возможно предопределило весь ход дальнейших событий.

В ходе судебного заседания нами была просмотрена видеозапись с камер наблюдения ресторана «Макдональдс». Допрошены некоторые сотрудники полиции и работники ресторана. Допрошены Б-ов с В-ым и В-ым. Допрошен потерпевший М-ов. Но непосредственным очевидцем и участником событий, связанных с гибелью сотрудников был сам Б-ов и погибшие Б-ов и Ш-ин, остальные свидетели самой перестрелки не видели и о произошедшем узнали постфактум.

Так, на просмотренных видеозаписях с камер наблюдения у ресторана «Макдональдс» фрагмент со стрельбой не зафиксирован, впрочем, как не зафиксирован и момент задержания Б-ва.

Допрошенный в зале суда сотрудник полиции Б-ов показал, что 13.12.2013 принимал участие в операции у Макдональдса и находился в группе с А-ым в автомашине на заправке метрах в 70-100 от ресторана. После команды «Захват» подъехали к ресторану в течении двух минут и выйдя из машины увидели Б-ва лежащим на асфальте лицом вниз, а Ш-на перешагивающим через бордюр и падающим на землю. Самих выстрелов он не слышал. Ш-ин при этом находился, справа от входа в ресторан 4-5 метра за высоким бордюром, а Б-ов левее 10-15 метров от Макдональдса, при этом расстояние между Ш-ым и Б-ым было метров 7-10.

Допрошенный в зале суда сотрудник полиции Б-ов показал, что 13.12.2013 года во время операции у Макдональдса находился в автомашине потерпевшего М-ва совместно с сотрудником полиции М-ым. Перед ними стояла машина Б-ва и Ш-на. После команды «Захват» они с М-ым вышли из автомашины с криком «Стоять, полиция!» и задержали В-ва и В-ва. Ш-ин и Б-ов стали задерживать Б-ва и были слышны их крики: «Стоять, полиция!». Потом он услышал 5-7 выстрелов. Обернувшись он увидел, что недалеко от входа в ресторан лежит Ш-ин. Б-ва он не видел, поскольку тот лежал за автомобилем. При этом Б-ов показал, что оружие сотрудниками не использовалось, а у Ш-на была «Оса» и из неё был произведён один выстрел.

Допрошенный в зале суда сотрудник полиции А-ев показал, что в группе с ним 13.12.2013 года находился Б-ов. Они ожидали команды в автомашине на автозаправке метрах в 150 от ресторана «Макдональдс». Б-ов и М-ов находились в машине М-ва, а Ш-ин и Б-ов перед ними в своей автомашине. После команды «Захват» он с Б-ым ехал до Макдональдса полминуты. Приехав увидели, что Б-ов лежит лицом вниз, а Ш-ин переступает через парапет и падает лицом в снег. Потом он побежал за угол ресторана и увидел, что на снегу лежит Б-ов, а рядом с ним находятся Б-ов и М-ов. Кроме того, в задержании Б-ва принимал участие и Д-ик. У Ш-на с собой была «Оса», применял ли он ее он не знает. Оружие Б-ва, наверное, было в кобуре на поясе, но сейчас точно не помнит. Табельное оружие убитых сдавал потом С-ов, который был старшим группы. Кроме того, А-ев показал, что деньги для «куклы» принадлежали сотрудникам полиции.

Допрошенный в зале суда сотрудник полиции Д-ик показал, что 13.12.2013 года он был в группе с Б-ым и должен был стоять на въезде на территорию Макдональдса. После команды «Захват» он услышал порядка пяти выстрелов и увидел, что из-за угла ресторана на него бежит Б-ов. И они совместно с Б-ым его задержали. По показаниям Д-ка Ш-ин находился справа метров семь от входа, а Б-ов левее по диагонали метрах в двадцати от Макдональдса. При этом расстояние между ними было метров 10-12. Табельное оружие погибших забрал с места С-ов.

Из показаний допрошенных сотрудников полиции следует, что никто из них не видел стрелявшего в их коллег человека. Но все как один приводят слова Б-ва о том, что стрелял он. Здесь следует заметить, что в конечном итоге сами этого они не слышали, а ссылаются на Д-ка. Государственный обвинитель нам об этом очень красочно и с соответствующими интонациями пыталась передать. Однако сам Д-ик цитировал Б-ва проще: я говорит Ваших ребят пострелял. Богатый русский язык позволяет передать эту фразу с любой интонацией, меняя ее смысл на диаметрально противоположный от утверждения до восклицания и даже до вопроса. С учётом состояния Б-ва на момент задержания, которое он сам описывает как шоковое, я полагаю, что это простое утверждение, констатация и не более того. О том, что сотрудники полиции в начале операции кричали о том, что работает полиция, из четырёх допрошенных сотрудников сказал только Б-ов, который показал, что они вышли из машины с криком: Стоять, полиция! И кроме них это ещё кричали Б-ов и Ш-ин. Однако другие свидетели говорят только об одном возгласе «Стоять, полиция!».

Так, в ходе судебного заседания были допрошены работники ресторана «Макдональдс» А-ко и А-ва, которые описывают произошедшее и А-ва прямо говорит, что команду «Стоять, полиция!» она слышала только один раз. Кто стрелял в сотрудников полиции она толком не видела. После выстрелов они закрылись в ресторане. Задержания Б-ва они не видели.

Кроме того, была допрошена П-ва, которая показала, что 13.12.2013 года находилась на своём рабочем месте в ресторане «Макдональдс» когда услышала звуки выстрелов. Выстрелов было больше трёх-четырёх. Просматривая после произошедшего видео с камер наблюдения ресторана она видела пробегавшего мимо двух менеджеров ресторана мужчину, но описать его не может. Мы с Вами тоже видели эту видеозапись, там действительно сложно что-либо рассмотреть. О том, что погибли сотрудники полиции, она узнала только потом.

О том, что был только один возглас «Стоять, полиция!» говорит и В-ёв. Он так описывает эту ситуацию: из машины М-ва выскочил человек с оружием в руках и сказал тихо что-то вроде «Работает, полиция!»

М-ов тоже был допрошен в зале суда и касаемо момента задержания В-ва, В-ва и Б-ва он показал, что когда он с В-ым и В-ым подошёл к машине со стороны пассажирского сиденья, то с криком «Полиция!» начался захват. Крики, по его мнению, слышались со всех сторон. Однако, к его показаниям защита относится критически, поскольку потерпевший склонен отрицать очевидные вещи и напрямую вводит суд в заблуждение. Так, нами прослушана аудиозапись его переговоров с П-ми, где он никак не отрицает наличие долга, однако, в зале суда заявил, что никому ничего не должен. А по поводу денег для «куклы» сказал, что это он предоставил деньги для проведения оперативного мероприятия, хотя мы слышали показания сотрудника полиции А-ва, который показал, что деньги принадлежали сотрудникам полиции.

Анализ всех этих показаний, по мнению защиты, свидетельствует о том, что Б-ов не слышал и не мог слышать предупреждения о том, что работает полиция и приближавшиеся к нему с оружием в руках люди, как он показал в суде, в свете рассказа В-ва о расстреле четырёх людей, были расценены им как угроза его жизни и здоровью. При этом должен заметить, что оружие в его руках появилось только после того, как он увидел вооружённых людей. И стрелять он начал, когда понял, что оно направлено на него.

О том, что стрелять Б-ов начал в людей, направлявших на него оружие свидетельствуют выводы судебно-медицинских экспертиз по трупам погибших и показания экспертов Ш-ой и Б-ва, допрошенных в зале суда.

Общий вывод экспертов таков, что все ранения получены в течение короткого промежутка времени при нахождении погибших к травмирующей поверности (дульный срез пистолета) правым боком и определенные ранения могли быть получены только при поднятой правой руке. Я бы сказал при вскинутой правой руке и как минимум у одного человека в руках было оружие, направленное на моего подзащитного.

Так, на теле Ш-на зафиксировано два огнестрельных ранения, которые, по мнению эксперта, могли быть причинены одной пулей. Это сквозное огнестрельное ранение правой ладони и ранение правой ключичной области. Для того, чтобы понять как двигалась пуля, необходимо провести прямую от дульного среза до ранения ладони и потом до правой ключицы. Пуля, как известно, движется по прямой и меняет свою траекторию только в случае попадания в препятствие; чем сильнее препятствие, тем сильнее меняется траектория. В данном случае траектория пули почти не изменилась, встретив минимальное сопротивление в виде мягких тканей ладони. Поэтому соединив три основные точки движения пули: дульный срез – правая ладонь – правая ключица, мы получаем прямую, которая свидетельствует о том, что в момент получения ранения Ш-ин целился в Б-ва. Допрошенный эксперт Б-ёв эту версию защиты подтверждает, показав, что если рука была вытянута вперёд, то данное ранение могло быть причинено одной пулей. Что касается имевшегося у Ш-на травматического оружия, то Б-ёв показал, что данное оружие хоть и является оружием ограниченного поражения, но убить можно и из него.

Телесные повреждения Б-ву, по мнению эксперта Ш-ой, могли быть причинены четырьмя пулями. При этом рана под номером пять имеет два раневых канала и могла быть причинена только при поднятой правой руке. С учётом того, что эксперт утверждает, что эти ранения образовались при нахождении погибшего правым боком к дульному срезу и с учётом показаний Б-ва о двух бегущих к нему вооруженных людях становится ясно, что и этот сотрудник полиции получил ранения при попытке произвести выстрел. Об этом свидетельствует и расположение правым боком относительно дульного среза, поскольку именно из этого положения происходит обучение стрельбе в армии и МВД.

Из всего вышесказанного следует, что 1. Б-ов и Ш-ин не предупреждали Б-ва о том, что они из полиции; 2. Направлялись к нему с оружием в руках и не просто с оружием, а с оружием, нацеленным на него; 3. Б-ов достал пистолет, опасаясь за свою жизнь и здоровье, поскольку не знал, что перед ним находятся сотрудники полиции и сделал это позже них; 4. На одежде погибших сотрудников имеются частицы продуктов выстрела, при этом этих частиц у них даже больше чем у Б-ва, хотя по версии обвинения он произвёл пять выстрелов и должен быть весь с головы до ног в этих частицах, но эксперт обнаружил только 3 и 1 частицы, носящие случайный характер; 5. Табельное оружие Б-ва и Ш-на было изъято с места происшествия, до приезда следственно-оперативной группы и достоверно не установлено ни его местоположение, ни его состояние на момент происшествия; 6. Очевидцы события, которые могли бы подтвердить, что именно Б-ов стрелял по сотрудникам полиции не установлены; 7. Обвинение построено исключительно на признательных показаниях самого Б-ва.

Однако, в своих показаниях, и на следствии и здесь в суде, Б-ов настаивает на том, что произвёл не пять, а два выстрела. Настаивает, не смотря на имеющееся заключение эксперта о том, что пять обнаруженных гильз и три пули были выпущены из одного пистолета. Настаивает, не смотря на то, что сам же подтверждает наличие у него именно этого пистолета, из которого и были произведены выстрелы. И это не логично. Логично было бы, при тех доказательствах невиновности моего подзащитного, которые я озвучил, не признавать свою вину в принципе. Но Б-ов ведёт себя иначе. У меня этому есть только два объяснения: либо Б-ов, был не единственный, кто стрелял по сотрудникам и косвенно это подтверждается количеством и характером ранений, а также расположением тел относительно стрелявшего или стрелявших и друг друга; либо Б-ов вообще ни в кого не стрелял и сам себя оговаривает по неизвестным для меня причинам. Но в любом случае, единственным доказательством вины моего подзащитного по этому эпизоду являются его собственные признательные показания. Убери их и вина Б-ва станет абсолютно неочевидной.

Спасибо за внимание!

18 мая 2016 года                                                                                

Д. С. Бахарев


Источник:  http://www.bakharev.pro/practice/1731/

Возврат к списку

СЛУЧАЙНОЕ ФОТО

СЛУЧАЙНОЕ ВИДЕО