АДВОКАТСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ПАРТНЕРЫ И КОЛЛЕГИ

КАЛЕНДАРЬ

ТЭГИ

адвокат адвокатская деятельность Дмитрий Бахарев защита на предварительном следствии защита в суде защитник адвокат Бахарев адвокатура Раменское полковник Квачков уголовный процесс суд убийство адвокатские услуги адвокат Д.С. Бахарев представительство в суде полковник Хабаров православие адвокатская монополия суд присяжных полиция история Верховный суд РФ болотная оппозиция уголовное дело приморские партизаны Россия адвокатская тайна Буданов Северный Кавказ арест задержание БОРН Клуб "Опричник" митинские милиционеры Московский городской суд Чечня лишение свободы Сагра Славянский Союз политика НСО-Север политический заключенный Боевая Организация Русских Националистов Государственная Дума прения сторон правосудие экстремизм коррупция ФПА РФ СК РФ Славянская Сила вооружённый мятеж США Мосгорсуд защита от уголовного преследования Адвокат Дмитрий Бахарев ножевой бой защита прав Владивосток СИЗО УПК РФ ВС РФ хулиганство ретро свидетель Санкт-Петербург гастарбайтеры уголовная ответственность дело СПАСа ЭПО "РУССКИЕ" Формат-18 Дагестан оглашение приговора Минобороны РФ гражданский процесс законопроект экстрадиция стрельба штраф террористический акт Минск Стража Руси Имперская Партия мошенничество Украина Конституционный Суд РФ ювенальная юстиция Сербия юриспруденция война ГД РФ МВД РФ Москва МКА "ЭГИДА" приватизация Белгород терроризм уголовное право однополые браки тактика стрельбы юридические услуги марш-бросок массовые беспорядки подозреваемый Русские Содом и Гоморра национализм криминал Школа Ножевого Боя "Взмах" Русский Образ СССР арбитраж прекращение уголовного дела защитник Дмитрий Бахарев юридическая помощь Dmitry Bakharev правоохранительные органы Великий Пост ислам Страстная седмица примирение сторон Зюзинский районный суд усыновление незаконная миграция обыск преступность адвокат Бахарев Дмитрий Сергеевич оправдательный приговор допрос Франция приговор юрист Белград Киров РПЦ уголовное правосудие ФСБ РФ дело Рюхина административное правонарушение Псков коллекция Шнеерсона Генеральная прокуратура РФ миграционное законодательство КоАП РФ Пугачёв преступление Германия миграция Карачаево-Черкесия

Яндекс.Метрика

Адвокат Горемычкин И. Е. Соотношение уголовно-правовых норм о групповых преступлениях Общей и Особенной частей Уголовного кодекса РФ (на примере статьи о массовых беспорядках).

Адвокат Горемычкин И. Е. Соотношение уголовно-правовых норм о групповых преступлениях Общей и Особенной частей Уголовного кодекса РФ (на примере статьи о массовых беспорядках).

26 Июля 2017

 

 Горемычкин Игорь Евгеньевич

Goremychkin Igor Evgenevich

 

адвокат (Московская коллегия адвокатов «Кривченков, Горемычкин и партнеры»)

lawyer (Moscow Bar "Krivchenkov, Goremychkin and partners")

 

Контактная информация: Россия, , 119296 г. Москва, Университетский проспект, д.9, тел. 8 (495) 939-04-45; моб. 8-916-564-33-87. эл. почта: 5643387@mail.ru;

Соотношение уголовно-правовых норм о групповых преступлениях Общей и Особенной частей Уголовного кодекса РФ

(на примере статьи о массовых беспорядках).

 

Ratio of criminal law norms on group crimes of the General and Special Parts of the Criminal Code of the Russian Federation

(On an example of article about mass riots).

В статье содержится анализ соотношения норм о соучастии Общей и Особенной частей Уголовного кодекса РФ. Представлены авторские предложения по внесению изменений в действующее уголовное законодательство РФ в данной области.

 

The paper contains an analysis of the relation of the provisions of complicity general and specific parts of the Criminal Code. The author's proposal to amend the existing criminal laws of the Russian Federation in this field.

Уголовное право; организованная преступность; квалификация групповых преступлений; массовые беспорядки

Criminal law; organized crime; qualification group crimes; mass riots

 

Соотношение уголовно-правовых норм о групповых преступлениях Общей и Особенной частей УК РФ

(на примере статьи о массовых беспорядках)

Вопросы, связанные с соотношением положений о групповых преступлениях, приобретают все более острый и дискуссионный характер. Некоторые ученые полагают, что соучастие является дискретным  институтом, складывающимся из взаимно корреспондирующих групп относительно обособленных нормативных предписаний. Об этом свидетельствует смысловое соподчинение соответствующих норм Особенной части УК РФ и норм о соучастии, расположенных в Общей части УК РФ[1]. Однако, вышеизложенная позиция далеко не бесспорна.

В данной работе будет проведен анализ соотношения положений ст. 212 УК РФ и положений ст. 35 УК РФ. Последняя предусматривает исчерпывающий перечень форм соучастия.

Диспозиция статьи 212 УК РФ закрепляет ответственность за «организацию массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, а равно подготовка лица для организации таких массовых беспорядков или участия в них». Части вторая и третья исследуемой статьи предусматривают ответственность за участие и призывы к массовым беспорядкам соответственно. Соответственно, частью четвертой определяется наказуемость прохождения лицом обучения в целях совершения преступлений, изложенных в частях первой и второй ст. 212 УК РФ.

Рассмотрим сущность организационной деятельности при совершении массовых беспорядков на примере уголовного дела по обвинению Лебедева и других. «В третьей декаде апреля 2012 г. Лебедев, действуя согласованно с другими соучастниками и неустановленными лицами, организуя подготовку к массовым беспорядкам на территории Российской Федерации, организовал для граждан Российской Федерации выезд, размещение и проведение семинара на неустановленной базе отдыха на территории Литовской Республики по обучению тактике поведения в ходе массовых беспорядков. При этом Лебедев, его соучастники и иные неустановленные лица намеревались привлечь данных граждан для участия в запланированных массовых беспорядках.

06.05.2012 Лебедев и другие соучастники во исполнение своего преступного умысла на организацию массовых беспорядков прибыл на Калужскую площадь г. Москвы к месту начала согласованной демонстрации.

После этого не менее 30 участников демонстрации, поддавшись на их противоправные призывы Лебедева и иных лиц, нарушая установленный порядок проведения массового мероприятия, сели на асфальт в непосредственной близости от оцепления сотрудников полиции и военнослужащих внутренних войск МВД РФ, тем самым препятствуя движению основной массы участников демонстрации, что привело к затруднению прохода участников на Болотную площадь к согласованному месту проведения митинга и созданию давки в месте проведения сидячей забастовки.

Далее, поддавшись прозвучавшим противоправным призывам, ряд участников указанных массовых мероприятий, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство, действуя умышленно, приняли участие в возникших массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием, поджогами, повреждением и уничтожением имущества, игнорируя законные требования сотрудников полиции и военнослужащих внутренних войск МВД РФ, применяя физическую силу, предприняли попытку прорвать оцепление из сотрудников полиции и военнослужащих внутренних войск МВД РФ, выполнявших свои должностные обязанности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности»[2]. Столь объемная цитата приговора в данном случае необходима, поскольку судом в этом фрагменте дается развернутое описание действий как организаторов, так и участников массовых беспорядков. Как видно из приговора, Лебедев и его соучастники проводили специальную подготовку людей для участия в массовых беспорядках, ими привлекались представители оппозиционных организаций. Данные обстоятельства позволяют говорить о том, что в основе массовых беспорядков лежит уже не просто внезапно возникший умысел организаторов спровоцировать противоправное поведение толпы, а это хорошо спланированная и организованная антиобщественная акция[3].

Из приговора усматривается, что действия участников массовых беспорядков могут иметь различный характер, а именно: часть участников прошли специальное обучение и были уже заранее подготовлены к совершению преступления, другая часть (приблизительно 30 человек), сели на асфальт, создав препятствие для движения участников демонстрации. Наконец, с 17 часов еще одна часть участников начала совершать погромы, поджоги и противоправные действия в отношении сотрудников МВД. Таким образом, имеет место и предварительный сговор участников на совершение преступления, предусмотренного ст. 212 УК РФ, и присоединяющаяся деятельность участников.

В апелляционном определении от 02.08.2013 судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указывается: «По приговору суда Абдурашидов, Валиев, Катамадзе, Лебедев, Рабаданов, Сдатимов признаны виновными в покушении на организацию массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием; Акимов, Бахарев, Гадыев, Закиров, Зарипов, Исмоилов, Петрищев, Саляхов, Сафаров, Сафаров, Селимов, Фатахов, Хабиев, Шарипов – в покушении на участие в массовых беспорядках, сопровождавшихся насилием.

Об умысле осужденных на совершение массовых беспорядков свидетельствует их количество (не менее 30 человек), организованность (сбор всех участников в районе АЗС), выдвижение организованной колонны, состоящей не менее чем из 12 автомобилей в направлении поселка Сагра.

При этом всем лицам было сообщено о необходимости вооружиться бейсбольными битами, палками и другими предметами для использования в массовых беспорядках и прибыть 01.07.2011 к 20 час. 30 мин. на АЗС.

После согласия принять участие в массовых беспорядках осужденные заранее приготовили и взяли с собой различные предметы, предназначенные для причинения физического вреда человеку, после чего в составе организованной колонны выдвинулись к населенному пункту.

Конечной целью осужденных являлось организованное прибытие к жилым домам Г.,З.,З, расположенным в п. Сагра, и применения насилия к указанным гражданам, их родственникам и иным жителям, что повлекло бы за собой нарушение общественного порядка, дестабилизацию общественной жизни и безопасности населенного пункта и прилегающей территории. Об этом свидетельствует их действия: увидев встретивших их на подъезде к поселку местных жителей, осужденные, вооружившись топором, палками, бейсбольными битами, арматурой направились к потерпевшим в целях применения насилия. Лицо, в отношение которого уголовное дело выделено в отдельное производство, произвело выстрел из обреза ружья в сторону жителей п. Сагра, затем иные, не установленные следствием лица из числа нападавших, также стали стрелять в жителей поселка из имевшегося у них оружия»[4].

Итак, из приведенного выше определения Верховного Суда РФ следует, что участники массовых беспорядков могут характеризоваться организованностью и вооруженностью. Что же понимать под групповым образованием, совершающим массовые беспорядки; и как соотносится разновидность криминальной группы, ответственность за деятельность которой предусмотрена ст. 212 УК РФ, с положениями ст. 35 УК РФ?

В литературе по этому поводу отмечается, что объективная сторона преступления, предусмотренного ст. 212 УК РФ, состоит в организации массовых беспорядков, которыми признается совершение действий, направленных на объединение неограниченного числа людей (толпы), или руководство ими для применения насилия, совершение поджогов, погромов, уничтожения имущества, применения огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказания вооруженного сопротивления представителю власти»[5]. В русском языке толпа – «скопление людей, сборище»[6].

В социальной психологии под толпой понимается «скопление людей, не объединенных общностью целей и единой организационно-ролевой структурой, но связанных между собой общим центром внимания и эмоциональным состоянием»[7], тем не менее, толпа относится психологами к разновидностям больших групп[8].

В уголовном законе России понятие «толпы» не определено ни в диспозиции ст. 212 УК РФ, ни в закрепленных в ст. 35 УК РФ формах соучастия. Исследователями предлагаются разные критерии определения понятия «толпы». Например, предлагается выделить «качественные» и «количественные» признаки толпы. Под качественными понимается: во-первых, относительная связанность какой-либо общей идеей, которая придает толпе определенную направленность; во-вторых, в целом стихийный характер сбора людей; и, в-третьих, трудноуправляемость  большим массивом людей, что может привести к потере контроля со стороны ее руководителей над поведением толпы[9]. Что касается «количественного» признака, то количество людей должно быть достаточным, чтобы в любой момент перекрыть движение транспорта, пешеходное движение, сорвать проведение массового мероприятия, нарушить работу различных учреждений и организаций, т.е. контролировать положение на определенной значительной территории[10]. Некоторые ученые предлагают законодательно закрепить количественные признаки «толпы»[11].

С вышеизложенным трудно согласиться, поскольку предложенные критерии содержат в себе общие, условные формулировки, такие как «относительная связанность какой-либо идеей», «в целом стихийный характер сбора людей». Однако, если мы посмотрим на группу, которая пыталась устроить массовые беспорядки в п. Сагра, мы увидим конкретные цели участников, собирались они в заранее запланированном месте, предварительно получив указания от организаторов иметь при себе оружие или предметы, используемые в качестве оружия. Что касается  «трудноуправляемости и потере контроля со стороны ее руководителей», то потерять контроль можно и над одним или двумя соучастниками. Более того, потеря подобного контроля законодательно закреплена в ст. 36 УК РФ, регулирующей эксцесс исполнителя.

Количественные характеристики толпы не отвечают на самый главный вопрос: сколько конкретно человек должно сгруппироваться, чтобы получилась толпа? Несколько тысяч, как мы можем усмотреть из приговора Московского городского суда о массовых беспорядках на Болотной площади, или порядка тридцати человек, как имело место при попытке устроить беспорядки в п. Сагра?

По нашему мнению, группе, совершающей преступление, предусмотренное ст. 212 УК РФ, могут быть присущи любые признаки, которые включены в понятие соучастие. Более того, участники массовых беспорядков могут обладать любыми из признаков, которые законодатель закрепил за разновидностями групп в ст. 35 УК РФ. Так это может быть просто группа лиц, как мы видели это на примере присоединявшихся к массовым беспорядкам на Болотной площади участников митинга. Присущи группе, осуществляющей массовые беспорядки, и все черты группы лиц по предварительному сговору, о чем также красноречиво свидетельствует деятельность Лебедева и соучастников, планировавших и организовавших упомянутые выше массовые беспорядки. Признаки вооруженности и организованности присущи, как следует из приведенного выше апелляционного определения Верховного Суда РФ, группе, покушавшейся устроить массовые беспорядки в п. Сагра. Участники данной группы практически все достаточно долгое время были знакомы между собой, вместе отбывали тюремные сроки, что обычно трактуется как признак устойчивости, который присущ организованной группе.

Группа, участвующая в массовых беспорядка, может содержать в себе и признаки преступной организации. Например, совершение массовых рейдерских силовых захватов предприятий нередко сопровождается массовыми беспорядками[12]. Кроме того, в среде футбольных болельщиков имеются четкие структурные подразделения, а именно, согласно неписанному «уставу», внутри футбольных фанатов, объединенных вокруг какого-либо клуба, атрибутика дифференцируется на три элемента: 1) атрибутика «боевых организаций» (хулиганов); 2) атрибутика фан-групп (фирм); 3) общефанатская атрибутика. Футбольные хулиганы – это наиболее активные и агрессивные члены фан-движения. Их численность невелика: 20-30, реже 50 человек в фан-группе. В фан-движении может быть несколько таких фан-групп. Они пытаются претендовать на роль своеобразной элиты фан-движения. У подобных фан-групп наиболее жестокие требования. Они обязаны ежегодно совершать большинство выездов, особенно в города, фан-движения которых враждебны по отношению к ним, и участвовать во всех драках»[13].

Таким образом, участники массовых беспорядков обладают всеми признаками группового преступления, или проще сказать – группы. Как отмечает С.В. Розенко, организация массовых беспорядков не означает создание преступного объединения, а является частным случаем закрепления в уголовном законе наказуемости организованной деятельности группы лиц, группы лиц по предварительному сговору или организованной группы, направленной на приготовление или совершение данного преступления. Обязательным условием является то, что они должны сопровождаться одним из указанных признаков: насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением оружия, взрывных устройств, взрывчатых, отравляющих либо иных веществ и предметов, представляющих опасность для окружающих, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти[14]. Таким образом, по сути, любая преступная группа способна к организации и участию в массовых беспорядков.

 

 



[1] Кубов Р.Х. Трансформация института соучастия в современном уголовном праве// Российский следователь. 2007. № 16. С. 20-21.

[2]Архив Московского городского суда за 2013 г. Дело № 2-0049/13. http://www.mos-gorsud.ru/inf/infp/ui1/?sf0=2-0049/2013   

[3] См., например: Агапов П.В. Основы противодействия организованной преступной деятельности: дис. … докт. юрид. наук. М., 2013. С. 40.; 245 Стр. Меркурьев В.В., Агапов П.В. Ответственность за массовые беспорядки: вопросы квалификации и доказывания // Законность. 2015. № 1. С. 73-81.  

[4] Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 02.08.2013 г. по делу № 45-АПУ13-27 http://www.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=551884      

[5] Российское уголовное право. Общая часть. Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай; В.С. Комиссарова; А.И. Рарога. М. 2013. (Автор   главы Л.В. Иногамова-Хегай).  С. 347.; 688 Стр.

[6] Ожегов С.И. Толковый словарь русского языка. 28-е издание, переработанное. М. 2012. С. 1194.; 1375 Стр.

[7] Ефимова Н.С., Литвинова А.В. Социальная психология: учебник для бакалавров. М. 2012. С. 98.; 442 Стр.

[8] Корягина Н.А., Михайлова Е.В. Социальная психология. Теория и практика: учебник для бакалавров. М. 2014 С. 345.; 492 Стр.

[9] Багмет А.М., Бычков В.В. Уголовно-правовая характеристика массовых беспорядков: монография. М. 2009. С. 32.

[10] Соловьев А.В. Массовые беспорядки: организация, участие, призывы к неподчинению // Российская юстиция. 2000. №7. С.47.

[11] Хохрин С.А. Массовые беспорядки: проблемы определения понятия // Вестник Владимирского юридического института. 2009. № 4(13). С. 161.

[12] Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 04.08.2008г. № 45-008-50 // Бюллетень ВС РФ. 2008. № 11. С. 14-15.

[13] Мейтин А.А. Криминологическая характеристика преступлений совершаемых футбольными болельщиками, и их предупреждение. дис. канд. юрид. наук. Ростов н/Д. 2004. С. 157. 213 Стр.

[14] Розенко С.В. Массовые беспорядки (ст. 212 УК РФ): история развития и проблема совершенствования.  Российская юстиция. 2013. № 1 // Справочная правовая система «Консультант+».







Источник:  http://www.bakharev.pro/photo/57/

Возврат к списку

СЛУЧАЙНОЕ ФОТО

СЛУЧАЙНОЕ ВИДЕО